История Ляпинского хлеба

Установление советской власти в Ляпино (название Саранпауля) происходило медленно. Село удаленно жило своей жизнью, которая сложилась годами. Время было смутное, ходили всякие слухи, и разобраться в них простым людям было очень сложно. Но как только в Ляпино завезли хлеб, то оно сразу стало стратегическим центром, где развернулись бои. За два года Ляпино несколько раз захватывали то красные, то белые.

В 1918 году территория современной Коми Республики входила в состав Печерского уезда Архангельской области.

Именно там и случился страшный голод.  Как описывает этнограф  Григорий Матвеевич Дмитриев – Садовников: «Край-то веками жил привозным хлебом. Гражданская война отрезала его от сеющих губерний со всех сторон. Опух народ, многие живьем гнили… и в поисках лучшей доли  многие из Печоры переходили через Урал.» Григорий Матвеевич увидел сам таких беженцев 9 июля 1919 года в Ляпино: «Много беженцев. Перед нами пришла партия человек в 50. Они много вытерпели дорогой: взявшиеся вести их проводники сбежали, оставив их на произвол судьбы. Через болота, речки, горы они на десятый день пришли в Ляпино. Они шли голодные, за Уралом по Печоре нет хлеба. Часть беженцев гибнет дорогою от голода, иные доходя  как тени, оборванные, голодные…»»

И в мае – июне 1918 года  Северная продовольственная управа (Архангельск, красные) через Москву вела переговоры с Временным Сибирским правительством (Омск, белые) о закупке 500 тысяч пудов хлеба для Русского Севера, в том числе и для Печорского уезда, где собственного хлеба вообще не было. Сибирские белогвардейцы продали Советской России хлеб в обмен на промышленные товары (в основном сельскохозяйственная техника). Этот факт долго скрывался в истории: по идеологическим причинам невозможно было признать товарообмен между красными и белыми.

Теперь самым главным было – доставить хлеб до места назначения. Было решено завозить хлеб из Омска до Обской губы на кораблях. В Обскую губу должны были прийти военные суда и отвезти хлеб в Архангельск.  Кооператору Сергею Петровичу Иванову 12 августа 1918 года поступило распоряжение о принятии на себя руководства хлебного каравана, направляющегося до бухты «Находка». В тоже время ему устно наказали: «Умри, но двести тысяч пудов направь из Березово в Ляпино». От Ляпино до села Усть-Щугор на Печоре всего сто восемьдесят верст, там есть Сибиряковский тракт.

17 августа 1918 года хлебный караван из Омска прибыл в Тобольск. Хлебный караван – четыре парохода тащили на буксире 12 барж. Уже в   сентябре  1918 года хлеб в количестве 223 382 (3 659 тонн, 1 пуд – 16, 38 кг.) пуда  был завезен в Ляпино агентом Архангельского Губпродкома Владимиром Михайловичем Колосовым и помещен на хранение в  сибиряковских складах. (мука – сеянка, овес, пшеница)

В начале  ноября 1918 года  по волоку Аранец – Ивдель в Ляпино направился отряд красноармейцев (123 бойца) под руководством командира Ивана Павловича Андрианова. Для вывоза хлеба с ними было 412 подвод. Кроме винтовок, в отряде имелось всего 3 пулемета и трех дюймовая пушка.  «Шли восемь дней, спали прямо в снегу, костры не разжигали, опасаясь, что заметят дым. Но все эти секретные предосторожности оказались напрасными. Усть – Щугорский крестьянин по прозвищу «Матрос-Мить» по короткому Сибиряковскому тракту добрался до Ляпино и предупредил охрану хлебных амбаров о движении красного отряда».

В местечке Мича Яг (современные жители называют это место Окоп Мандал)  отряд красногвардейцев ожидала засада.  В результате боя командир красногвардейцев И.П.Андрианов тяжело ранен, командование  отрядом принял Зарубин, бывший унтер-офицер Преображенского  гвардейского полка.  Белогвардейцы во главе с прапорщиком Е.А.Поповым отступили на Березово.

27 ноября 1918 года красные вошли в Ляпино. В селе никого не было - все население, включая женщин и детей, бежало в лес». В Щекурье Зарубин оставил небольшую часть отряда, 15 бойцов.

Уже в начале декабря  из Ляпино на Печору  вышли первые хлебные  обозы. Вначале рассчитывали, что на каждые сани можно складывать по двадцать пудов. Но лошади, измученные дальней дорогой, могли увезти только по десять пудов хлеба. На начало 1919 года из Ляпино вывезено в Троицко-Печорск  всего лишь 12 275 пудов хлеба.

Батальон  князя  Вяземского (примерно в 400 штыков) находился в мансийских юртах Мункежских (51 километр от Ляпино). Для транспортных нужд Вяземский мобилизовал 50 ханты с оленьими упряжками. 20 декабря 1918 года Вяземский совершил попытку захватить Ляпино, на оленьих упряжках с  тылу напал на Щекурью. Через два дня Зарубин  с боем вернул Щекурью.  «Захватив в числе трофеев 28 винтовок, 10 дробовиков, 50 пар лыж, 50 оленьих нарт и 150 оленей с упряжью».

26 декабря 1918 года, получив известия о боях за Ляпино и чувствуя надвигающуюся катастрофу на Печоре, член Реввоенсовета VI Красной Армии Орехов написал письмо Владимиру Ильичу Ленину: «Положение фронта нашей VI Армии сугубо неприятное. В Печорском крае, уже за последнее время появились чехословаки под командой князя Вяземского, стремящегося к воссоединению Урала с Архангельском. Помешать же этому мы абсолютно не можем…» Резолюция Ленина на письме: «Реввоенсовету для принятия мер ЭКСТРЕННО».

В это время батальон князя Вяземского был укреплен северным экспедиционным отрядом. И  в ночь на 16 января 1919 г. объединенные силы белогвардейцев с боем захватили Ляпино. Красные оставили село, потеряв по одним данным 30, по другим – около 60 человек убитыми и пропавшими без вести.  Красные ушли за Урал.

Почти год  князь Вяземский со своим войском  проживал в Ляпино. О том годе на памяти людской остались разные воспоминания. Когда шли бои  в Ляпино, местные жители прятались, кто как мог.  По воспоминаниям Федосьи Федоровны Калугиной, они,  будучи  детьми с мамой и соседними женщинами прятались у них в подполье, были там и грудные дети. А когда вылезли из подполья, пол был сплошь усыпан гильзами. Вынесли несколько ведер.  И даже мина была, как кастрюля. Окна тоже были выбиты, а это было лютой зимой. Выдержали все!

Белогвардейцы у местных жителей конфисковали все: и подушки, перины,  железные кровати и малицы, и разную утварь. Из Ляпино, они все конфискованное, почему -  то вывезли в Ханглы. У Каневой Павлы Александровны, забрали кровать с красивыми наколбашниками. В то время, это была очень ценная вещь. И она решилась ночью сходить в Ханглы и забрать её. Была в то время молодой крепкой женщиной, взяв  деревянные нарточки, отправилась в путь. Охрана видимо крепко спала, и она, загрузив кровать, отправилась обратно, но перед этим прошел небольшой снег, и следы привели прямо к ее воротам.  Во дворе она снег подмела, а за воротами нет. Прискакала охрана на лошадях и говорят: «Отдавай кровать, а то расстреляем! Видимо Павла была не из робкого десятка, и отвечает с достоинством офицеру: «Давай сделаем так, найдешь меня, расстреляешь, а если нет, то пусть твои солдаты тебя расстреляют». Офицер, не спускаясь с лошади, махнул рукой, сплюнул и ускакал со своими солдатами. А кровать была спрятана в стайке, в «яслях» у теленка. И служила эта кровать еще долго  верой и правдой.

Керцер Людмила Михайловна  Мой дед Степан Карпович Вывчий был удивительным человеком. Его совсем еще молодого все называли по имени отчеству. Дедушка был очень талантлив в столярном и строительном деле, он мог построить дом без единого гвоздя (гвоздей, в то время, не было) и вся домашняя утварь была у нас деревянная – стол, стулья, кадки, бочки, ушаты, посуда под молоко и даже были деревянные сабы ходить в стайку. Дед мог сложить любую печь - русскую, печь для обогрева жилья, печь голландку.  Одна голландка простояла около 50 лет у наших соседей, они, когда разбирали дом, печь была еще в хорошем состоянии. И еще он был хорошим пекарем. Когда дед узнал, что в Саранпауль пришли белогвардейцы, он собрал свою молодую жену и  малолетних детей и пешком пошел в Хартым в свою охотничью избушку. Но белогвардейцы их догнали на полпути и очень вежливо попросили деда вернуться домой. Им нужен был пекарь. У деда дома была огромная русская печь, где он выпекал не только хлеб, но и булочки, сушки. Пришлось вернуться, жизнь дороже!

Терентьева Таисья  Алексеевна вспоминала:  в  январе 1919 года был бой и местные жители на оленьих упряжках, желая спастись, бежали в Сартынью. Оставшихся жителей белогвардейцы согнали в дом отца Таисьи Алексеевны, обложили дом сеном и хотели поджечь, но в последний момент офицер отменил приказ, сказал, что не хочет брать «грех на душу».

В апреле 1919 года  из Усть-Цильмы на Ляпино белые отправили обоз в 527 подвод. Но так дожди испортили дорогу, до места назначения дошли только 200 подвод. Из Ляпино было доставлено только 3 000 пудов хлеба.

В июле из Троицко -  Печорска по Сибиряковскому тракту в Ляпино пришел Отдельный Сибирский Печорский полк.

В начале января 1920 года  белые оставили Березово и Обдорск (Салехард). Все свои силы они сосредоточили в Ляпино, они решили защищаться до последней возможности.

В Ляпино приехал английский военный инженер Сакс с саперами и приступил к устройству оборонительных позиций: были сделаны окопы из снега, навоза и песка, все залито водой и заморожено; с южной стороны вырублен лес, окружавший селение. На высотах сооружены опорные пункты с земляными окопами и блиндажами, установлены проволочные заграждения, оборудованы пулеметные и гранатометные гнезда. Был оборудован лазает с инструментами и медикаментами. Запасы хлеба позволяли не беспокоиться о продовольственном снабжении военнослужащих  и местного населения. Гарнизон не испытывал недостатка.

в оружии и боеприпасах, полученных от англичан через Архангельск: 200 винтовок, 11 пулеметов, гранатометы, 60 тысяч патронов.  Солдатам раздали стальные английские каски. В результате Ляпино превратился в настоящую крепость, способную выдержать штурм или осаду. Однако использовать укрепления и оружие по прямому назначению белым не пришлось.

Красные арестовали трех именитых березовских купцов, а их семьи взяли в заложники. Купцов направили в качестве парламентеров с официальным предложением о сдаче и обещанием сохранить офицерам жизнь.  Прекрасно знавшие местность торговцы смогли беспрепятственно въехать в село, минуя заставы белых. Прежде чем их заметили, задержали и довели до штаба, они выполнили свою главную задачу, из-за которой их, собственно, и посылали. Солдаты, набранные из жителей Березовского уезда, получили письма от родных и близких, находившихся на территории, контролируемой красными. О содержании писем можно только догадываться. Скорее всего, авторы рассказывали, что при новой власти живется не так уж плохо, призывали прекратить сопротивление, вернуться в семьи, к мирному труду… Купцы также сообщили командованию белых о положении на фронтах Гражданской войны. Известие о падении Сургута, Томска, разгроме главных сил Колчака и почти полном прекращении организованного сопротивления в Сибири оказалось неприятным сюрпризом для защитников Саранпауля. Рухнула надежда на то, что можно отсидеться за укреплениями села, дожидаясь контрнаступления с востока.

После этого офицеры под давлением солдат выслали парламентеров с требованием гарантировать им жизнь. Такую письменную гарантию им немедленно предоставили. Однако среди белых произошел раскол. Бойцы 10-го Печерского полка («печерцы») настаивали на продолжении вооруженной борьбы. На общем собрании гарнизона при обсуждении вопроса о необходимости капитуляции дело дошло до стычки между сибиряками и печерцами. Один из офицеров-березовцев приказал охране, состоявшей из сибиряков, никого не подпускать к пирамидам с винтовками. В конечном счете, было принято компромиссное решение о том, что офицеры и солдаты архангельского правительства смогут беспрепятственно уйти за Урал, а оставшиеся — сдадутся красным. Что и произошло 26 января 1920 года. 

Пономарева Екатерина Григорьевна: В гражданскую войну, когда в Саранпауль пришли белые, жители убежали – попрятались и потом, когда белых вытеснили из села, люди жили в подпольях – боялись. Когда мои родители вернулись в свой дом, то белые, как отступали, в спешке побросали всё: дома было не прибрано - разбросано. На столе осталось много разной еды: диковинные английские конфеты, металлические банки с английскими консервами, икра чёрная и красная… – такой в Саранпауле никто не видели. Маленькие дети как увидели конфеты – набросились на них, и стали есть, а отец сильно ругался - запрещал. Мать пыталась уговорить его, спорила, чтобы отец не запрещал детям – не отнимал, но отец все белогвардейские продукты сгрёб (вдруг они отравленные?!..) и унёс, - где-то закопал и даже собакам не отдал. …Дети ревут!.. – хотят есть. Но отец был не приклонен. - Может, не столько боялся, что отравлено - не хотел, чтобы дети ели чужое – у плохих людей объедки брали».

Сегодня в Саранпауле   о ляпинском хлебе напоминает  обелиск, расположенный  по  улице Школьной.  «Обелиск погибшим в годы гражданской войны был установлен в 1925 году  между первой и второй деревней на высоком холме. По истечению времени земля осыпалась и стало видно  часть гроба, поэтому решили сделать перезахоронение.

Перезахоронение было в сентябре  1967 года  накануне празднования пятидесятилетия Советской власти  Надпись на обелиске: Филиппов О.Е. – член ВЛКСМ с 1918 гола Шахтаров – член ВЛКСМ Лепичев Назаров и другие». В Коми Республике, в деревне  Усть Щугор тоже есть «памятник  красноармейцам, погибшим в годы войны. Надпись на памятнике: здесь захоронены 16 красноармейцев погибших в бою с белогвардейцами у д. Ляпино (ныне Саранпауль) в январе 1919 года: Козлов, Зайцев, Удалов, Пичев А., Булышев, Размыслов И., Демин, Габов И., Рудаков, Куликанов,  Зайцев С., Давыдов, Молодцов Н., Напалков».

Таким образом, можно составить следующую хронологию  событий гражданской войны на Ляпинской территории:

Май - июнь 1918 г. - Северная продовольственная Управа проводит переговоры  с Временным Сибирским Правительством о закупке 500 000 пудов хлеба.

Август 1918 г. - хлебный караван начал движение к бухте «Находка».

Сентябрь 1918 г. - доставка хлеба в Ляпино в количестве 223 382 пуда.

Начало ноября 1918 г. - подготовка отряда для вывоза хлеба на Печору.

19 ноября 1918 г. - из Печоры вышел отряд И.П. Андрианова, через несколько дней - первый бой в местечке Мича Яг.

27 ноября 1918 г. - отряд красноармейцев вошел в Ляпино.

08 декабря 1918 г. - из Ляпино на Печору пошли первые вереницы саней, груженые хлебом.

22 декабря 1918 г. - отряд Вяземского совершил попытку захватить Саранпаулъ,  бой в д. Щекурья.

Начало 1919 г. - вывезено в Троицко-Печорск 12 275 пудов хлеба.

16 января 1919 г. - отряды Вяземского, Лушникова, прапорщика Туркова напали на Ляпино, отряд Зарубина отступил на Печору.

31 января 1920 г. - из Березово в Ляпино приехали парламентеры, состоялись успешные переговоры о добровольной сдаче воинов и оружия. Мир в Ляпино был установлен.

1925 г. - в Саранпауле установлен обелиск красноармейцам, павшим в боях за ляпинский хлеб.